вПослевоенное время

Чернобыльская АЭС — люди, которые рисковали ради нас

Люди в защитных костюмах и респираторах, ревущие автомобили, экскаваторы, вгрызающиеся в «звенящую» от радиации землю, гул зависших над атомной станцией вертолетов… Все это осталось не только на кинопленке и пожелтевших от времени фотографиях, все это живо в памяти ликвидаторов чернобыльской катастрофы. Владимир Михайлин был од ним из них.

Ему принесли повестку из военкомата. Рядового запаса водителя Михайлина В.Н. обязывали явиться с вещами. Так из Калуги он отправился в Чернобыль. 

—  Я работал на машине КрАЗ с экскаваторной установкой у самой станции, —  вспоминает Владимир Николаевич. – Каждое утро мы выезжали из лагеря, и я устанавливал машину на участке. При помощи экскаваторов вокруг станции снимали радиоактивный грунт и загружали в самосвалы. Объемы исчислялись сотнями тонн. По окончании работы мы проходили дозиметрический контроль, принимали душ, меняли одежду. Но о том, на сколько опасной является радиация, имели поверхностное представление. Было у меня несколько поездок в район Припяти. Тяжелое зрелище – еще недавно город был наполнен людьми, и вот за короткий срок из него ушла жизнь.

Полтора месяца продлилась его чернобыльская командировка. Время работы для ликвидаторов зависело от суммарной дозы облучения. Подсчитывали: сколько раз человек выезжал на станцию, какие дозы получал. 

Дома Владимира Михайлина очень ждали. Семья знала, где он находится. Естественно, все переживали. 

За работу в зоне повышенного риска Владимиру Николаевичу вручили орден Мужества. О высокой награде он говорит сдержанно, подчеркивает, что с бедой боролись всем миром, что среди ликвидаторов были люди из самых разных уголков страны. 

Сегодня Владимир Михайлин – водитель подразделения инженерного обеспечения пожарно-спасательной службы Калужской области. У него 42 года водительского стажа. Как говорят, шоферская косточка. А шофер он потомственный – первые азы водительского дела ему давал отец, который тоже много лет провел за рулем. Во время срочной службы в армии Владимир был водителем пожарной машины в воинской части в Шайковке (Кировский район) и на гражданке остался верен профессии – работал на заводах «Калугаприбор», моторостроительном. В спасательный отряд его привел случай. В 2002 году увидел объявление, что требуются водители, успешно прошел собеседование. Теперь его «ласточка» — микроавтобус «Газель». В свободное от работы время холит и лелеет свою легковушку. 

— Я жизни себе без машины не представляю. И на работе, и вне её, — улыбается Владимир Николаевич. 

30 лет прошло, а 26 апреля остается для него особенным днем. Каждый год он приходит на митинг в сквер Мужества в Калуге отдать долг памяти тем, кто погиб в огне Чернобыля, тем ликвидаторам, кто сгорел от болезней после аварии. Сожалеет, что раз за разом встречает все меньше знакомых лиц… 

Сегодня он не изменит традиции. Придет, чтобы вспомнить, придет, чтобы помнили другие о мужестве людей и о жертве, которую взяла чернобыльская катастрофа.

За 30 лет по результатам лабораторных исследований продуктов питания и объектов внешней среды на базе ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемио логии в Калужской области» был сформирован областной банк данных. Результаты показывают, что с 2007 года не наблюдается превышения СанПиН сельско хозяйственных продуктов из личных подсобных хозяйств, чего нельзя сказать о лесной продукции. До настоящего времени сохраняется необходимость проведения постоянного мониторинга даров леса, особенно в Жиздринском, Ульяновском и Хвастовичском районах. За последние пять лет среднее содержание цезия 137 в молоке в Жиздринском, Ульяновском и Хвастовичском районах снизилась в 34 раза и не превышает гигиенического норматива. Удельная активность радиоактивного цезия в пробах молока, мяса, картофеля из Людиновского, Куйбы шевского, Думиничского, Кировского, Козельского, Мещовского районов с плотностью загрязнения цезием 137 от 1 до 5 Ки/кв. км значительно снизилась и за весь послеаварийный период не превышала гигиенических нормативов. Во всех загрязненных районах исследованные пробы пищевых продуктов из торговли и общественного питания удовлетворяют требованиям гигиенического норматива. В детских дошкольных учреждениях и школах пробы также соответствуют нормативам. Превышения содержания стронция 90 за период 1986 — 2010 гг. не установлено. Исследования по определению цезия 137 и стронция 90 в пробах питьевой воды показали, что результаты измерений, даже на территориях свыше 5 Ки/кв. км, ниже предела чувствительности аппаратуры. Однако дикорастущая продукция уже на протяжении почти 30 лет вносит значительный вклад в формирование внутренней дозы облучения населения, особенно в Жиздринском, Ульяновском и Хвастовичском районах. Загрязнение леса становится источником облучения персонала, занятого в лесохозяйственных работах, и местного населения, потребляющего в пищу лесные грибы, ягоды, дичь, выпасающего скот на лесных пастбищах, использующего древесину для печного отопления. Наиболее сложная обстановка складывается с использованием даров леса.

Исследования показывают, что сильнее всех накапливают цезий 137 черника, брусника, клюква, свинушки, маслята, сыроежки, волнушки и рыжики. По оценкам специалистов, вклад дикорастущих грибов и ягод в дозу внутреннего облучения у жителей загрязненных районов области может достигать 80 процентов.

Естественные процессы самоочищения и проводимые защитные мероприятия существенно снизили опасность. Уже в 2014 году населенные пункты с дозой облучения более 1 мЗв/год не установлены. Максимальное значение 0,91 отмечается в д. Ловатянке Хвастовичского района и д. Мартынки Ульяновского района. Радиационный мониторинг продуктов питания и здоровья жителей будет вестись и дальше. Можно сказать, что за 30 лет после Чернобыля радиационная обстановка и состояние природной среды на загрязненных территориях области значительно улучшились. Однако реальные проблемы этих территорий заключаются не столько в воздействии радиации, сколько в низком уровне жизни, связанном с экономическим, социальным и моральным ущербом, нанесенным аварией. Поэтому здесь должна продолжаться работа по переходу к нормальной жизни „ Владимира Михайлина очень ждали. Семья знала, где он находится. Естественно, все переживали. За работу в зоне повышен ного риска Владимиру Нико лаевичу вручили орден Му жества. О высокой награде он говорит сдержанно, подчер кивает, что с бедой боролись всем миром, что среди лик видаторов были люди из са мых разных уголков страны. Сегодня Владимир Михай лин – водитель подразделе ния инженерного обеспече ния пожарноспасательной службы Калужской области. У него 42 года водительского стажа. Как говорят, шоферс кая косточка. А шофер он по томственный – первые азы водительского дела ему давал отец, который тоже много лет провел за рулем. Во время срочной службы в армии Вла димир был водителем пожар ной машины в воинской час ти в Шайковке (Кировский район) и на гражданке остал ся верен профессии – рабо тал на заводах «Калугапри бор», моторостроительном. В спасательный отряд его при вел случай. В 2002 году уви дел объявление, что требуют ся водители, успешно прошел собеседование. Теперь его «ласточка»  микроавтобус «Газель». В свободное от ра боты время холит и лелеет свою легковушку.  Я жизни себе без маши ны не представляю. И на ра боте, и вне её,  улыбается Владимир Николаевич. 30 лет прошло, а 26 апреля остается для него особенным днем. Каждый год он прихо дит на митинг в сквер Муже ства в Калуге отдать долг па мяти тем, кто погиб в огне Чернобыля, тем ликвидато рам, кто сгорел от болезней после аварии. Сожалеет, что раз за разом встречает все меньше знакомых лиц… Сегодня он не изменит тра диции. Придет, чтобы вспом нить, придет, чтобы помни ли другие о мужестве людей и о жертве, которую взяла чернобыльская катастрофа

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие посты