вВоенное время

Бои за Киров и Шайковку

26 декабря 1941 г. войска 10 й армии под командованием генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова вышли к р.Оке в районе Белева. Командование Западного фронта поставило армии задачу овладеть Белевом и наступать на города Киров и Сухиничи, прикрывая левый фланг фронта, поскольку началась Ржевско-Вяземская операция войск Западного фронта против войск немецкой группы армий «Центр».

В январе 1942 г. немцам было нечем и некем держать позиции в районе Кирова. Дело заключалось в том, что фронт гитлеровцев от Калуги до Белева был прорван войсками наших 50-й и 10-й армий и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом. Отдельные разрозненные немецкие части попали под удары дивизий 10-й армии в районах Мещовска, Мосальска, Барятина; были окружены Сухиничи. Фашисты были разгромлены в Думиничах и с трудом держались у Жиздры и Зикеева.

10-я армия выполнила поставленную задачу – перерезала железную дорогу Вязьма – Брянск в районе Киров – Людиново.

Январское наступление 1942 г. проходило в очень трудных условиях. Крепкие морозы чередовались с сильными метелями. Глубокий снег затруднял маневренность войск. И все же 330-я стрелковая дивизия под командованием Г.Д. Соколова (одна из лучших дивизий 10-й армии), наступая, быстро уничтожала мелкие немецкие отряды врага между Сухиничами и Кировом, с небольшим боем заняла ст.Фаянсовую (в бою был ранен только один боец разведроты) и с ходу освободила Киров (11 января 1942) с прилегающим к нему районом Воскресенск – Погребки – Большие Желтоухи – Манино – Погост. На ст.Фаянсовой были захвачены большие трофеи: 36 паровозов, 129 вагонов, 36 платформ, 7 платформ с разобранными самолетами, 29 вагонов с боеприпасами и много другого военного имущества, в том числе подарки из Германии солдатам, воевавшим на Восточном фронте.

Хорошие трофеи были также захвачены на станциях Матчино (Сухиничский район), Цех и Пробуждение (Кировский район). Там советским частям достались большие склады боеприпасов советского производства, что позволило улучшить снабжение артиллерии наступающих войск, так как в плановом порядке войска Западного фронта за первую декаду января получили всего 20 – 30 процентов потребного количества артиллерийских снарядов и всего 1 процент 82-миллиметровых мин.

13 января вся страна узнала из вечернего сообщения Совинформбюро об очередной победе наших войск и о захваченных у врага больших трофеях.

Несколько следующих дней продолжались бои в окрестностях г.Кирова. Так, 323 я и 330 я стрелковые дивизии закреплялись на рубеже Жилино – Малые Савки – Малая Песочня; 326 я стрелковая дивизия выдвигалсь на рубеж Чипляево (Спас-Деменский район) – Дуброво (Кировский район), вела упорный бой в районе Выползово – Анисово Городище и 16 января овладела Выползовом. 17 января она одним полком вела упорный бой с фашистами, оборонявшими район Шайковка – Анисово Городище. 330 я стрелковая дивизия, заняв к этому времени двумя полками район Воскресенск – Покров – Киров, одним полком вела наступление на ст.Шайковку, содействуя 326 й стрелковой дивизии.

Значение кировской операции очень велико. Овладев районом Кирова, советские войска разобщили силы правого крыла немецкой группы армий «Центр». Его 2 я полевая и 2 я танковая армии были отсечены от действовавших севернее 4 й и 9 й полевых армий и 3 й и 4 й танковых армий. Таким образом, в результате достигнутого большого прорыва оперативное построение группы армий «Центр» оказалось рассеченным, лишилось своего единства, а главное – силы группы армий «Центр» были глубоко обойдены с юга, то есть со стороны Кирова, так же, как правое крыло было глубоко обойдено с севера. Образовался так называемый кировский выступ. Восточная и центральная части района были освобождены от фашистов.

Противник неоднократно пытался вернуть утраченные позиции и вновь овладеть Кировом и Фаянсовой. Поэтому на разных участках нашей еще непрочной обороны вспыхивали ожесточенные схватки. Особенно большую активность немцы проявляли в направлении разъезда Щигры, деревень Погост и Большие Савки, севернее ст. Подписная.

Большую роль сыграл Киров в период отражения войсками 10-й армии сильного контрудара противника в январе 1942 г.

Дело заключалось в следующем. Левее 330-й стрелковой дивизии действовала 323-я стрелковая дивизия, которая 9 января сумела освободить Людиново. Другие части 10-й армии в это время блокировали Сухиничи. Чтобы вывести свои войска из окружения, немцы подбросили к городу свежую дивизию, и она прямо с марша 17 января выбила из Людинова сильно ослабленную 323-ю стрелковую дивизию и стала продвигаться к группировке фашистских войск, окруженной в Сухиничах. Возникла опасность, что гитлеровцы будут выдавливать советские войска из Кирова. Все население города встало под ружье и сражалось вместе с воинами 330-й стрелковой дивизии.

Вначале немцы повели наступление вдоль железной дороги и по большаку со стороны Людинова, а затем стали наступать с трех сторон – с юга, севера и запада, намереваясь «срезать» кировский выступ и выровнять линию фронта. Начались тяжелые бои за Киров. Так, например, в январе 1942 г. у Острой Слободы «ястребки» под командованием И.Л. Варина вели непрерывный 27-часовой бой, отбили 23 атаки противника и не отступили ни на шаг. У Погоста насмерть стояли разведчики взвода, которым командовал кировчанин И.Ф. Щербаков. В феврале 1942 г. «ястребки» во главе с Н. Ивановым из засады уничтожили группу немецких офицеров, а захваченные у них планшеты с картами и документами передали в разведотдел 10-й армии. В конце марта эта же группа «ястребков» из засады недалеко от ст.Феликсово уничтожила 76 гитлеровцев. В конце марта 1942 г. группа в составе А. Шелаева, М. Прохорова, А. Черепнина, Н. Чернышова, Ф. Каменева взорвала железнодорожное полотно в трех километрах от ст. Бетлица (Куйбышевский район) в сторону Феликсова. Ходивший по этому участку немецкий бронепоезд, почти постоянно обстреливавший Киров, оказался запертым на коротком участке пути. Наша артиллерия накрыла этот участок плотным огнем и уничтожила бронепоезд. После этого обстрелы города надолго прекратились.

18 февраля немцам удалось прорвать нашу оборону на въезде в город со стороны Людинова, на ул.Ленина, и они пошли в психическую атаку. Сотни пьяных фашистов лезли напролом. На их пути были лишь гаубичная батарея старшего лейтенанта К.Н. Лободаева из 890-го артиллерийского полка и стрелковое отделение с одним пулеметом. Артиллеристы лупили по фашистам картечью прямой наводкой. Неумолчно строчил пулемет, пошли в ход гранаты, местами происходили рукопашные схватки. На помощь были брошены в бой все немногочисленные силы, которые находились в городе, вплоть до раненых бойцов, поваров, санитаров. Несколько часов шли уличные бои, но в результате невероятных усилий советские воины отбили неприятеля и укрепили оборону на южной окраине города.

За уличные бои 890-й артиллерийский полк был награжден орденом Красного Знамени и стал называться краснознаменным.

Позиционные бои вокруг Кирова были очень упорными и жестокими и продолжались полтора года. Они сопровождались большими потерями с обеих сторон. Некоторые населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Многие воины в боях показывали чудеса храбрости и геройства. Вот несколько примеров.

13 – 15 февраля подразделения 1111-го и 1113-го стрелковых полков вели кровопролитный бой у Погоста, который два раза переходил из рук в руки. Потеряв убитыми 260 бойцов и 24 командира, наши воины вынуждены были оставить Погост. Три раза переходили из рук в руки Вежи, и все-таки они остались в руках противника. 17 февраля немцы, предприняв наступление на Щигры, ворвались в поселок и захватили два кирпичных дома. Воины 1111-го стрелкового полка забросали гитлеровцев гранатами и выгнали их из этих домов. На следующий день фашистам вновь удалось занять эти дома. Но артиллеристы (командир орудия старший сержант Шаклеин) снова выбили их из домов. В этом бою отличились и минометчики лейтенанта Кипа, уничтожившие до 80 фашистов. В конце марта немцы крупными силами вновь повели наступление на Щигры. Непрерывные бои продолжались четверо суток. Мужественно сражался гарнизон Щигров, насчитывавший всего 170 человек. В отражении вражеских атак участвовали все, кто мог держать оружие. Советские воины смогли удержать в своих руках поселок, уничтожив более 100 фашистов и захватив в качестве трофеев ручной огнемет, пулемет, 14 винтовок, 65 гранат, 9000 патронов.

С 17 до 19 февраля продолжался тяжелый бой за Шибаново. 19 февраля наши подразделения вынуждены были оставить Шибаново и отойти к Николаевке, где рота младшего лейтенанта Виноградова отбила 15 атак противника. В этом бою отличился старший воен-фельдшер Родзевич. Заметив, что немцы обходят позиции роты с юго-востока, он подпустил их на сто метров и открыл огонь. Большая часть фашистов была перебита, остальные отошли. За этот бой Родзевич был награжден орденом Красной Звезды.

Немцы, пытаясь нащупать слабые места в нашей обороне, делали вылазки мелкими группами, но всюду натыкались на упорное сопротивление оборонявшихся, хотя и малочисленных, гарнизонов. Так, в одну из январских ночей фашисты вышли к наблюдательному пункту 890-го артиллерийского полка в районе ст.Подписная, на котором находился командир взвода разведки В.Б. Гринберг с разведчиками и телефонистом – всего несколько человек. Обнаружив приближавшихся фашистов в белых маскхалатах, бойцы (телефонист и разведчики) заняли круговую оборону и начали вести огонь из личного оружия, отбивались гранатами. Но силы были далеко не равными. Враги одолевали. Тогда В.Б. Гринберг, используя последнюю возможность еще работавшей телефонной связи, передал в артдивизион свою последнюю команду на открытие огня по своему наблюдательному пункту. Высланная с запозданием помощь обнаружила на месте схватки более десятка трупов врага. В.Б. Гринберг был посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Тяжелейшие бои шли за овладение Верхней и Нижней Песочен, которые также по нескольку раз переходили из рук в руки.

С каждым днем совершенствовалась оборона кировского выступа не только на переднем крае, но и в глубине обороны. На танкоопасных направлениях устанавливались минные поля и фугасы. Большое минное поле было установлено северо-восточнее Жилина. Кроме основных огневых позиций и наблюдательных пунктов, строили ложные.

Многие воины и рабочие кировских предприятий проявляли изобретательность и мастерство при укреплении обороны кировского выступа. Рабочие депо Фаянсовая из простых железнодорожных платформ и подручных материалов своими руками сделали два бронепоезда. Поскольку зенитное обеспечение 330-й стрелковой дивизии было слабым, умельцы из артиллерийской мастерской 890 го артиллерийского полка переоборудовали 76-миллиметровую пушку в зенитную и установили ее на бронепоезде. Из этой пушки уже при очередном вражеском налете был сбит немецкий самолет.

Связист мастер С. Петрунин из деталей отечественной и трофейной аппаратуры смастерил несколько упрощенных телефонных аппаратов для линейных надсмотрщиков. Он изготовил также простейший коммутатор, который установили на центральной телефонной станции, где он работал все время обороны кировского выступа. Под руководством С. Петрунина связисты проложили до 80 км линий связи, действовавших от Воскресенска до Жилина.

Чтобы воспрепятствовать приближению противника к нашей обороне на слабозащищенном участке, пехотинцы 3 го батальона 1113 го стрелкового полка устроили перед своим передним краем вал из сухого валежника и вложили в него бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью «КС». Достаточно было одной пулеметной очереди по этим бутылкам во время наступления немцев, чтобы этот вал превратился в сплошную стену огня, которая защищала на некоторое время передний край и давала возможность перегруппироваться и подтянуть сюда резерв.

Огромный урон наносили гитлеровцам наши артиллеристы. В обороне кировского выступа участвовали 890-й артиллерийский полк, 1091-й пушечно-артиллерийский полк РГК, 1268-й артиллерийско-зенитный полк. Можно привести множество примеров их героических дел. Приведем лишь один пример. Только за десять дней боев дивизион 1091-го пушечно-артиллерийского полка РГК, наблюдательный пункт которого находился под куполом церкви у чугунолитейного завода, уничтожил 29 дзотов, 6 пулеметных гнезд, бронемашину, взорвал два склада боеприпасов, подавил 3 артиллерийские и 3 минометные батареи противника и уничтожил более 400 гитлеровцев. Нередко зенитчикам приходилось вести огонь прямой наводкой по немецкой пехоте и танкам.

На протяжении всего оборонительного периода с января 1942 г. до августа 1943 г. фашисты неоднократно пытались «срезать» кировский выступ, который глубоко вдавался в их оборону, но не смогли, так как всюду встречали хорошо организованное сопротивление 330-й, 323-й, 325-й, 326-й стрелковых дивизий 10-й армии.

В районе Кирова у немцев был сильно укрепленный аэродром у ст.Шайковка. Начиная с первой декады января 1942 г. и до августа 1943 г., части 323 й и 326 й стрелковых дивизий вели безуспешные бои за овладение аэродромом, но смогли только блокировать его. Фашисты придавали очень большое значение этому аэродрому. На нем приземлялось множество транспортных самолетов. Сюда были перебазированы полк охраны Геринга и батальон пехоты из Франции.

Наши артиллеристы, державшие оборону в районе Кирова, приладились сбивать немецкие самолеты при их взлете и посадке, применяя при этом недюжинную выдумку. Так, расчет противотанковой 45-миллиметровой пушки (командир А. Пашкевич) в один из дней сбил около десятка самолетов. И это из своей сорокапятки, которую немцы в течение этого дня безуспешно пытались уничтожить. Такого на фронте еще не видели. За этот невиданный поединок противотанковой пушки с самолетами командира орудия (А. Пашкевича) наградили орденом Ленина.

И еще один пример. В один из дней 1942 г. наблюдатель в стереотрубу увидел на аэродроме двухмоторный бомбардировщик и стоящего рядом с ним немецкого генерала. По просьбе артиллеристов командир полка капитан Торопов разрешил произвести два выстрела (снаряды очень экономили). Четко и слаженно сработали артиллеристы. Все понимали цену этих двух снарядов: это был удар по врагу и престиж батареи. Первый снаряд перелетел цель, а второй, после корректировки огня, точно попал в самолет. Вместе с бомбардировщиком был уничтожен и немецкий генерал. Капитан Торопов разрешил использовать еще два снаряда, которыми были уничтожены несколько немцев, собравшихся вокруг тела генерала, а также легковая и пожарная автомашины. За этот подвиг были награждены лейтенант Ф.В. Иванов орденом Отечественной войны 2-й степени, разведчик красноармеец Бузмаков – медалью «За отвагу», командир огневого взвода лейтенант М.С. Авербух, командир отделения разведки младший сержант А.Ф. Омельчук, командир орудия красноармеец Плетнев и наводчик красноармеец Смышляев – медалями «За боевые заслуги». Это были первые награды, полученные в 1091-м пушечно-артиллерийском полку.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие посты