вВоенное время

Из записок кировского краеведа С.И. Тришкина

В январе 1942 года воины Красной армии освободили часть населенных пунктов Кировского района от трехмесячной оккупации фашистскими захватчиками.

Для гитлеровцев, расположившихся в небольших гарнизонах некоторых сел Дубровского сельсовета, это было неожиданностью. Они приняли эти части за отряды партизан, имеющие связи с местными жителями.

В селе Дуброво в здании средней школы располагался небольшой гарнизон фашистов. Местные жители называли его почему-то штабом. Там же ими была организована небольшая швейная мастерская по шитью теплых вещей для своей армии. Работать в ней фашисты собрали портных из соседних деревень.

В день освобождения деревни Якимово 7 января дети двоих мужчин, работавших там, пришли в Дуброво и рассказали отцам о приходе советских воинов в Якимово. Слух об этом дошел до фашистов. Тогда один из офицеров собрал работающих в одну комнату, разложил на столе карту и пояснил, что линия фронта находится под Москвой и что в Якимово пришли не войска, а партизаны, которые связаны с местными жителями.

Об этом рассказали бежавшие в ту же ночь мужчины.

Позднее этот гарнизон пытался наступать на деревню Якимово, но его атака была отбита нашими бойцами. А еще через несколько дней фашисты пытались уйти на лыжах в сторону Кирова по дороге на Старую Слободу, но были обстреляны нашими воинами при подходе к Воскресенску. Понеся потери и имея раненых, они хотели возвратиться в Дуброво. Но в Дуброво тем временем вошли наши войска. И здесь немцы были уничтожены.

Это, по всей видимости, и послужило поводом для расправы с жителями деревень Липовка, Дмитровка, Михалёво и поселка Панский в третьей декаде января 1942 года, когда немцы получили подкрепление.

Видимо, немецкое командование в первое время скрывало от своих тыловых частей свое поражение под Москвой, либо отсутствовала связь с ними.

Липовка

братская могила липовка
Общий вид на могилу

В день прихода советских разведчиков в Липовку фашистов там не было.

Неожиданно со стороны Шайковки показались шесть подвод с немецкими солдатами, которые возвращались из Дуброва.

Наши воины решили дать им бой. Они установили пулеметы в сенях домов Акулины Федоткиной и Варвары Каманиной, подпустили немцев на

могила липовка
Надпись

расстояние 200–300 метров и открыли по ним перекрестный огонь. Многие были уничтожены, лишь некоторым удалось бежать.

После этого боя житель деревни Липовка Алексей Кузьмич

фашисты в липовке
Список

Крычев, бежавший ранее из фашистского плена, предупредил односельчан о возможной расправе и посоветовал покинуть деревню, так как подобный случай он наблюдал при возвращении из плена на оккупированной территории. Многие тогда ушли в деревню Михалёво, а часть жителей остались в Липовке.

22 января 1942 года утром отряд карателей собрал оставшихся жителей Липовки в доме Воронцова Якова Арсентьевича. Продержали их под охраной до вечера, а потом через окна забросали гранатами и подожгли дом. Выбиравшихся из горящего дома расстреливали или закалывали штыками. Сгорело 60 человек. Только семерым под покровом ночи удалось спастись.

Останки погибших родственники потом захоронили на поляне через дорогу напротив сгоревшего дома. Там и сейчас находится могила.

Дмитровка

Памятник дмитровка
Памятник

В поселке Дмитровка находился небольшой отряд оккупантов, охранявший подступы к аэродрому Шайковка. После освобождения деревни Якимово через поселок Панский советские воины повели наступление на Дмитровку и Шайковку. В результате короткого боя немцы отступили из Дмитровки в сторону Шайковки. Наши воины продолжали преследовать противника. Они прошли и больше в эти населенные пункты не возвращались.

22 января 1942 года немцы вновь вернулись в Дмитровку и жестоко расправились с оставшимися там жителями. К счастью, многие к этому времени покинули свои дома и ушли в соседние села.

Утром немцы согнали в дом Марии Николаевны Стреловой стариков, женщин, мужчин и детей, а вечером забросали дом гранатами и подожгли. Только нескольким людям удалось спастись, выбраться из горящего дома и укрыться. Тех, кто старался выползти из горящего дома, они добивали выстрелами из винтовок или прикалывали штыками.

Братские могилы Дмитровка
Братские могилы

Жители поселка Дарья Матвеевна Данилкина и ее дочери Прасковья и Степанида выбрались из горящего дома, но никуда не побежали, зарылись в снег. Так, зарывшись в снегу, дождались ухода фашистов. Мать и старшая дочь были ранены и не могли самостоятельно передвигаться. Младшая дочь Прасковья с трудом дотащила их до Панского (расстояние около 1,5 км), перетаскивала на некоторое расстояние одну и потом возвращалась за другой.

дмитровка фашисты
Список и памятная табличка

Они пришли в дом Феклы Андреевны Фомкиной.

В огне погибли 36 жителей. Все они захоронены на месте сгоревшего дома. Могила эта находится среди поля у одинокой березы к югу от памятника, установленного на месте бывшей деревни Дмитровка. Удалось спастись шестидесятилетней Пелагее Васильевне Якуниной и пятнадцатилетнему Владимиру Дырову.

дмитровка вов
Братские могилы фото 2010 год

Жители поселка Панский, узнав от Данилкиных о трагедии в Дмитровке, покинули поселок и ушли в поселок Андреевский.

Дарья Матвеевна Данилкина обессилела от полученной раны. Она решила остаться в поселке, а младшей дочери Прасковье

братская могила дмитровка
Детальный вид братской могилы фото 2010 год

приказала уходить вместе с жителями Панского в поселок Алексеевский. Но та наотрез отказалась, побоявшись одних оставить мать и сестру.

На следующий день фашисты вошли в поселок Панский и обнаружили мать и дочерей. Всех троих закололи штыками.

Так рассказывали очевидцы, хоронившие их.

Михалёво

29 января 1942 года отряд карателей вошел в деревню Михалёво и приступил к ее уничтожению. Деревня была окружена лыжниками, кружившими возле нее.

Каратели отобрали у жителей коров. Собрали деревенских мужчин и приказали им гнать стадо в Шайковку. Их сопровождал конвой.

После этого стали обливать дома горючей жидкостью из канистр и поджигать. Народ был в панике. Одни старались вытащить из горящих домов имущество. Другие пытались тушить пожары. Третьи кинулись из деревни в соседние Дуброво, Якимово, Дегонку и Приют. Но лыжники, рассеявшиеся вокруг деревни, возвращали их в горящую деревню.

Потом каратели стали сгонять людей на лед речки Дегны. Приготовили гранаты для расправы с ними. Все были в ужасе, понимая, что с ними хотят сделать. Слышались крики, плач, стоны.

В этот момент со стороны Липовки показались три немецких всадника. Мчались они во весь опор, что-то кричали издали, размахивали руками. Они подскакали и начали разговаривать с карателями. Разговор вел всадник на добротном сером коне. Он что-то долго и горячо доказывал карателям.

После этого каратели прекратили свои действия и ушли из деревни. Люди разбежались в соседние деревни.

Мужчины догнали стадо до Дмитровки. Здесь конвоиры мужчин, шедших следом за стадом, отпустили, а шедших впереди погнали дальше. Потом их зверски убили.

Весной люди нашли их на месте сгоревшего сарая. Тела некоторых были обгоревшими. У многих были колотые раны в области спины и груди, проколоты ладони. Резаные раны тянулись по всему телу, как будто от ножей. Некоторых убитых опознали.

Похоронены убитые мужчины в двух могилах перед теперешним памятником жителям поселка Дмитровка.

Достоверность случившегося подтвердили Николай Егорович Логинов, шедший тогда впереди стада и побывавший потом в концлагерях врага, и Александра Михайловна Федоткина, находившаяся тогда в Михалёве и побывавшая весной на месте гибели мужчин.

Якимово

С 7 января по 23 февраля 1942 года (день, когда немцы вновь заняли Якимово) ежедневно над деревней летал вражеский самолет, который стрелял по каждому движущемуся по ней человеку и сбрасывал бомбы на дома, в которые заходили люди. Передвижение по деревне возможно было только в темное время суток. Жители скрывались в отрытых еще осенью окопах. Многие и вовсе покинули деревню и ушли в поселки Амур и Андреевский.

Даже часовые красноармейцы менялись на постах только ночью.

При втором взятии деревни немцы собрали всех оставшихся жителей и погнали в сторону домов Григория Кузьмича и Федора Леонтьевича Прусовых, где был установлен пулемет. Люди, увидев приготовившийся к стрельбе расчет, завопили от ужаса. Но стрелять не стали. Погнали назад и загнали в ветхий деревянный дом Семена Ефимовича Васютина. Дом на зиму снаружи был утеплен снопами соломы.

Когда людей уже начали загонять в дом, подъехал всадник – офицер на сером коне. Он начал разговаривать с немецкими солдатами. После их разговора людей отпустили.

Позднее молоденький переводчик, хорошо говоривший по-русски, сказал, что «кто-то из вас есть счастливый», так как расправа над жителями была приостановлена и запрещена.

Старожилы деревни утверждали, что на сером коне был сын бывшего помещика из Михалёва Виктор Шелепёнков. Подтверждают они это тем, что он спрашивал на русском языке у Соколова Григория Борисовича и Соколовой Евдокии Васильевне. Люди знают, что она до революции 1917 года работала служанкой в доме помещика в Михалёве. Ему сказали, что она перед войной ослепла и умерла.

Многие приводят его слова: «Я не позволю убивать людей на моей родине. Они хорошо работали у отца».

Виктор Шелепёнков служил в немецкой армии офицером. Квартировал в одном из домов в деревне Дегонка. Погиб в бою где-то под Ракитней. Так сказали хозяину дома вернувшиеся после боя немецкие солдаты.

С.И. Тришкин составил полный список убитых и сожженных немецкими оккупантами жителей деревень Кировского района Калужской области.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие посты