вВоенное время

Бомбардировка вражеских аэродромов в июле 1941

На основе директивы ГШ КА авиаполк в составе ВВС Западного фронта был привлечен к бомбардировочным ударам по аэродромам противника.

В первой декаде июля начальник 8-го отдела 1-го управления ГУ ВВС направил начальнику штаба ВВС полковнику И. Н. Рухле следующую информацию:

«Дислокация и боевой состав тяжелобомбардировочных авиаполков на 7 июля 1941 года:

  • 3-й тбап – 26 самолетов ТБ-3, Сухиничи (25 км юго-восточнее Калуги);
  • 1-й тбап – 31 самолет ТБ-3, аэродром Шайковка (200 км западнее Тулы);
  • 7-й тбап – 40 самолетов ТБ-3, аэродром Сольцы;
  • 14-й тбап – 25 самолетов ТБ-3, аэродромы Полтава (22) и Барановичи (3);
  • 250-й тбап – 48 самолетов ТБ-3, аэродромы Ростов-на-Дону (21) и Энгельс (27).

Всего 170 ТБ-3, на которых в один рейс при радиусе 500 километров можно перебросить 4250 парашютистов».

Судя по всему, эти сведения штабу ВВС понадобились в связи с подготовкой десантной операции. Нам же они интересны тем, что показывают наличие боеготовых самолетов.

Экипажи 3-го тбап включились в боевую работу по уничтожению самолетов врага на аэродромах несколько раньше тех сроков, которые были определены ГШ КА.

Уже в ночь на 6 июля семь кораблей взяли курс на аэродромы Барановичи и Вильно. Неудачным оказался этот вылет. Погода на всем протяжении маршрута оказалась мерзкой – низкая облачность с обильными осадками. Два экипажа пробиться к цели не смогли и вернулись на свой аэродром. По причине отказа моторов вернулись еще три корабля. Один экипаж при полете к цели попал под огонь своих войск, получил повреждение и вынужден был сесть в пункте Добровня (40 км северо- восточнее станции Занозная). Один-единственный экипаж, достигший аэродрома Вильно, самолетов противника не обнаружил. По аэродрому экипаж сбросил четыре РАББ-3, снаряженные осколочными и зажигательными бомбами. Возникло три очага пожара. С помощью наградного листа удалось установить имя командира этого единственного экипажа. Представляя Н. С. Куракина к ордену Красного Знамени, командир авиаполка отмечал: «6 июля 1941 года бомбардировал аэродром Вильно. На цель вышел в сплошной облачности. Сбросив бомбы, покрыл аэродром противника большими очагами пожара. Командование части объявило благодарность всему составу экипажа». Судя по всему, правым летчиком в экипаже Н. С. Куракина был Г. Н. Макаренко. В его наградном листе отражены аналогичные сведения.

Ко всем перечисленным неприятностям добавилась еще потеря людей и материальной части. При посадке на своем аэродроме потерпел катастрофу экипаж командира корабля М. В. Глаголева. От взрыва бомб и бензобаков сгорело три человека, остальные члены экипажа, получившие ранения и ожоги различной степени, были госпитализированы. Погибшие зафиксированы в боевом донесении авиаполка: командир корабля старший лейтенант Михаил Васильевич Глаголев, старший бомбардир лейтенант Николай Федорович Николаев, воздушный стрелок младший сержант Петр Елисеевич Гришин. Однако в списке погибших значится еще один член экипажа – воздушный стрелок старший сержант Иван Иванович Кулицкий. Значит, он скончался от полученных ран и ожогов в госпитале. Среди тех, кто с ожогами попал в госпиталь и остался жив, оказался борттехник А. Ф. Чучалов. В письме ко мне он описал подробности этого трагического полета.

«В ночь на 7 июля мы должны были лететь на очередное задание, но выполнять его не пришлось. На взлете на высоте 30 – 40 метров произошла авария правого среднего двигателя, и самолет загорелся. Мы упали на окраине аэродрома, и самолет взорвался. Четыре человека погибли, а четыре обгорели. Раненых отправили в брянский военный госпиталь. Второго летчика Шлепетько я, сам обгоревший, вытащил из самолета. Он зацепился за фонарь. Мы отбежали от самолета. На мне и нем горели комбинезоны. Мы упали на землю, чтобы погасить пламя. И вовремя. Взорвались бензобаки, и куски от самолета полетели над нами. Из госпиталя я возвратился в начале августа, когда брянский госпиталь начали эвакуировать».

Ошибся Афанасий Ферапонтович только в одном: трагедия случилась не при взлете, а при посадке на своем аэродроме. Это подтверждено архивными документами. О том, что катастрофа произошла не при взлете, а при посадке, написал и С. А. Лукьянов, правда, он похоронил всех членов экипажа.

«На аэродроме Шайковка, вернувшись с боевого задания и не выполнив его из-за низкой облачности, упал корабль, пилотируемый капитаном Глаголевым. Взорвались бензобаки, потом бомбы. Экипаж полностью сгорел».

Начиная с 5 июля, практически весь месяц, экипажи 3-го тбап брали курс на различные аэродромы врага. За этот месяц совершено 17 таких вылетов. При этом с 6 по 17 июля бомбардировки аэродромов следовали ежедневно.

Помимо родных мест своего довоенного базирования авиаполк бомбардировал материальную часть противника на аэродромах Барановичи, Буделов, Ситце, Поставы, Телуши, Крулевщина, Смолка, Приямино, Иконки, Травники, Шклов, Улла, Толочин, Слобода, Протасевичи, Быхов, Витебск, Орша, Лепель, Могилев, Горки, Балбасово, Смоленск.

Оперативная обстановка в полосе действий Западного фронта продолжала ухудшаться. Под неослабевающим натиском врага советские войска отходили к Днепру. В оперативных сводках появилось смоленское направление. В таких условиях многие аэродромы базирования частей и соединений ВВС Западного фронта оказывались в непосредственной близости от зоны боев. Их надо было отводить в глубь страны. 8 июля командир 3-го тбап полковник С. К. Зарянский получил телеграфное распоряжение штаба ВВС Западного фронта перебазироваться на полевую площадку Юрьево в районе Сухиничей. К этому времени в авиаполку было 29 кораблей ТБ-3, из них 17 неисправных. Заместитель командира авиаполка по эксплуатации Н. И. Замятин получил приказ: немедленно бросить весь инженерно-технический состав на ремонт неисправных самолетов. Весь день и всю ночь техники приводили в порядок боевые машины. Большинство из них удалось подготовить к перелету.

Перебазирование было произведено следующим образом. В этот же день, 8 июля, в 23 часа 30 минут с аэродрома Шайковка стали подниматься в воздух и ложится на курс шесть ТБ-3. Экипажам предстояло бомбардировать аэродром противника Телуши близ Бобруйска и уничтожать его живую силу в лесу западнее Бобруйска и между пунктами Глуск, Городок. Все экипажи задание выполнили и на рассвете сели на новом месте базирования.

Остальные исправные машины и те, которые удалось привести в порядок, утром 9 июля перелетели на площадку Юрьево. В боевом донесении за этот день зафиксировано: на аэродроме Юрьево находится 20 самолетов. Следовательно, в Шайковке еще оставалось 9 кораблей.

Технический состав продолжал приводить их в состояние, годное для перелета. Полностью перебазирование завершилось 14 июля. Об этом говорят сведения из боевого донесения за этот день:

«Боевой состав: на аэродроме Юрьево исправных кораблей 11, неисправных – 20; боевых экипажей дневных – 35, ночных – 18».

Нетрудно заметить разницу в количественном составе боевых машин в Шайковке и на новом месте базирования. Откуда взялся прирост в два корабля, не выяснено.

Материал из книги:
История 23-го гвардейского Белгородского Краснознаменного авиационного полка дальнего действия / А.М. Сергиенко. – Белгород: КОНСТАНТА. 2013.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие посты