вВоенное время

Боднар А.Н. — Тревога, как Шайковка встретила новость о войне

Мы уже рассказывали как Боднар А.Н. в своей книге «О времени и о себе. Рассказы о жизни, товарищах, однополчанах — с кем жил, служил и работал» вспоминал жизнь в Шайковке до начало войны.  А вот его рассказ о том, как Шайковка встретила новость о начале войны.

Наш 1-й тяжело-бомбардировочный авиационный полк (ТБАП) на 4-х моторных самолетах ТБ-3 базировался на аэродроме Шайковка (западнее Москвы). Вечером в субботу 21 июня 1941 года, узнав о том, что в Гарнизонном Доме офицеров состоится представление оперетты Кальмана «Сильва», мы, офицеры, проживающие в казарме, надев парадную форму, с радостью отправились на спектакль. После представления в фойе играл духовой оркестр, были танцы. Таким счастливым мне запомнился последний мирный день.

Спать легли поздно. Только уснули первым сном, как были разбужены пронзительным тревожным ревом сирены. Тревога! Быстро собрались, взяв чемоданчик с самым необходимым, что положено в подобных случаях, и побежали на аэродром, в душе на чем свет стоит ругая тех, кто решили объявить учебную тревогу в воскресенье. Вначале даже никто и не подумал, что началась война. Но оказалось, что легли мы спать в мирное время, а проснулись в военное. На дворе моросил дождь. До стоянки самолетов нужно было пробежать более километра, а из казармы приходилось тащить меховой комбинезон, шлем, планшет со штурманскими принадлежностями, «тревожный» чемодан, противогаз и пистолет.

У въезда на аэродром стоял командир полка, полковник Филиппов, наблюдая за порядком прибытия авиаторов по тревоге. Несмотря на то, что мы уже были прилично нагружены, надо было еще в приангарном здании взять парашют и прицел и, навьючившись, бежать дальше к самолетам. На стоянке самолетов была дана команда снарядить пулеметные диски патронами к пулемету и подвесить бомбы. Интуитивно многие почувствовали, что эта тревога не похожа на знакомые нам учебные.

Повисло напряженное молчание. Все работали четко и быстро. Закончив положенную подготовку к вылету, доложили командиру экипажа капитану Н.Е. Абанину и стали ждать команду на вылет. Команда вскоре последовала, но не на вылет, а на снятие бомб. Твердо мы еще ничего не знали, но слово «война» все чаще приходило на ум. Меньше было слышно обычных шуток, лишних разговоров, звучали лишь слова команд, слышны были звуки, сопровождающие подготовку к полетам. И вот в 12 часов по радио выступил председатель Совнаркома В.М. Молотов. Было передано сообщение к советскому народу о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз. Обращение заканчивалось словами: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами». После этого исчезла неизвестность. Всем стало ясно — война!

После митинга капитан Н. Абанин передал приказ о вылете на аэродром Осиповичи, расположенный недалеко от Минска. Самолеты один за другим взлетали и исчезали на западе за горизонтом. В районе Сухиничей в воздухе появились истребители И-16, начали кружиться вокруг наших самолетов. Когда мы начали давать красные ракеты (что означало: «Я свой самолет»), истребители прекратили барражирование.

Читать продолжение: Боднар А.Н. — О начале войны

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Похожие посты